Главная Охота Статьи про охоту Образ жизни и поведение зайца

Образ жизни и поведение зайца

Охота - Статьи про охоту

( 27 Голосов )

Автор: McHunter

Биология всех настоящих зайцев очень схожая. Все они преимущественно сумеречные и ночные зверьки, активные обычно по зорям, с перерывом в середине ночи. Правда, в более северных широтах, а особенно в Заполярье с его незакатным солнцем в летние меся­цы и зимней «полярной ночью» режим активности беляка не столь регулярен. Летом он чередует еду со сном больше по желанию, чем по необходимости, зи­мой же, не успев досыта нажироваться за «ночь», не ложится до позднего утра, устраиваясь на дневку не­вдалеке от последнего кормового участка. В средних же широтах светлое время суток зверьки отдыхают, пе­реваривая съеденное.

Свои лежки зайцы по возможности устраивают на стыке угодий, где всегда лучшие условия защиты, обес­печивающие либо надежное укрытие для беляка, либо хороший кругозор и возможность беспрепятственно­го бегства - для русака. На лежке заяц, как правило, располагается головой ко «входу», независимо от ее устройства. Однако, если лежка временная, служащая, например, местом короткого отдыха гонного зайца после лихой «сметки», то «западает» он головой по сле­ду, чтобы иметь обзор местности перед собой и не тратить времени на разворот при очередном рывке. Непуганый же заяц может пользоваться одной и той же лежкой несколько раз подряд, особенно домосед беляк.

Одной из удивительных особенностей в поведении зайца является его способ подхода к месту дневного отдыха. Кому не известны сложные узоры заячьих сле­дов по пороше, его петли, знаменитые «двойки», а то и «тройки», возвращения «в пяту», заканчивающиеся «скидкой» или «сметкой» за какое-нибудь, пусть самое небольшое, укрытие. Спокойные, без хитростей, сле­ды зайца обычно ведут на жировку, всю же свою заячью мудрость зверьки приберегают на обратную до­рогу, в приближенье к месту дневки. Конечно, эти при­емы не только предоставляют иному человеку удоволь­ствие разгадывать их по свежевыпавшему снежку, но и являются защитой от прочих многочисленных вра­гов, отыскивающих добычу по следу. Надо полагать, что в бесснежное время заяц не столь старательно усложняет свой след, хорошо понимая разницу меж­ду видимым всяким глазом маликом, особенно по печатной пороше, и «виртуальным» следом по черно­тропу. И только вынуждаемый гоном принимается «мастерить». Умеет современный гонный заяц пользо­ваться и благами цивилизации, например пропахши­ми бензином и техническими маслами автомобиль­ными дорогами. Здесь след его надежно перебивается посторонними «ароматами». Заяц-русак может бежать такой дорогой долго, сделав затем в известном ему месте огромный прыжок за обочину - в куст или бу­рьян. Более терпимый к близости человеческого жи­лья, русак, покормившийся на огородах и в садах, уме­ло пробирается сквозь изгороди и по поленницам дров, подобно кошке, прежде чем решится отпечатать свой след по чистому снегу. Лесной заяц-беляк, редко отваживаясь на такие подвиги в открытой местности, тоже в меру хитер и прямо со следа может запрыг­нуть на поваленный древесный ствол, по которому пробегает далеко в сторону и откуда совершает свою «сметку». Используют зайцы для своих целей и лыж­ню, и следы других животных.

z26

Отправляясь к местам жировки, заяц в районах, где его много, оставляет вполне целеустремленные следы (летом - хорошо заметные «проборы» в траве, зимой - натоптанные в снегу глубокие тропы, спо­собные выдержать и человека). Можно думать, что торные летние тропы к коллективным «жирам» зай­цы прокладывают, руководствуясь обонянием, улавли­вая запах следов «первопроходца».

Всем охотникам известна и другая особенность зай­цев, которая, в сущности, и делает возможной на них охоту с гончими. Придерживаясь, как всякий рассуди­тельный зверь, границ хорошо знакомого ему участка, заяц невольно образует своим суточным следом как бы неровный, не вполне замкнутый круг, более широкий у русака. Тропление показывает, что по крайней мере зи­мой заяц, перед уходом на отдых, по очереди посещает несколько жировочных мест. Лежки того же зверька располагаются в общем-то в одном каком-либо подхо­дящем месте и часто невдалеке друг от друга. Будучи привязанным какое-то время к определенному участку обитания с хорошо изученными лазами, кормными участками, удобными местами для аварийных «западаний», заяц вынужден прилагать все свои способности для ежедневного сбивания возможного следопыта-врага примерно с одного и того же маршрута.

Хотя зайцы и не составляют семейных пар и при­держиваются одиночного способа существования, они вовсе не чураются общества себе подобных. Потреб­ность в общении заяц удовлетворяет на больших жи- ровочных участках, собирающих нескольких обитаю­щих в окрестностях зверьков. Здесь «соседи» мирно кормятся, знакомятся, общаются, играют, причем их активность возрастает с приближением сезона размно­жения. Такой участок сильно вытоптан, щедро усыпан пометом, кусты и молодые деревца заметно обглода­ны. Определить приблизительное число зайцев, ночью посетивших этот «клуб», можно лишь обходом истоп­танного места по большому кругу, подсчитав «выход­ные» следы.

Справедливости ради следует еще раз оспорить расхожее представление о зайцах как о трусливых, склонных к панике и теряющих голову при всякой опасности существах. Уже сама сложность ведущего на дневку или гонного следа, необыкновенные ухищре­ния по его запутыванию свидетельствуют о преду­смотрительности и выдержке зайца. Его хладнокровие и сообразительность не раз с восхищением отмечали охотники, неоднократно обманутые зайцем-«профессором», отсиживающимся на вершине стога, в кроне покосившегоя дерева или на намытой посреди русла лесной речонки куче бурелома. Не обделен заяц и сво­его рода разумной смелостью. Известны случаи, когда гонный русак прорывал цепь безоружных загонщиков, несмотря на их крики и размахивание палками, от­лично понимая разницу между ними и ожидающими его впереди стрелками. Иные зайцы, уходя от погони, решительно бросаются в воду и переплывают доволь­но широкие речки.

Удивительны бывают и взаимоотношения зайцев с другими животными. Можно застать на лугах и паст­бищах русаков, в сумерках жирующих рядом с круп­ными травоядными (например, с выпущенными в «ночное» лошадьми), иногда даже награждающих по­щечинами слишком близко сунувшиеся морды. Даже со своим давнишним природным врагом - лисицей у зайцев складываются непростые отношения. В мес­тах обитания лисиц русаки выбирают дневки на от­крытых участках, удобных для немедленного бегства.

z30

Но то и дело приходится читать о «спокойном» сосед­стве пасущегося в сумерках или ранним утром русака с мышкующим поблизости лисом. Судя по равнодуш­ному взаимоотношению животных, оба, вероятно, дав­но изучили возможности друг друга. Есть сообщения и об открытом отпугивании зайцем лисиц с помощью предупредительных телодвижений, после демонстра­ции которых хищники предпочитали следовать своей дорогой. Многие из этих примеров свидетельствуют о способности зайцев учитывать выгоду или слабость своей позиции относительно врага, по-своему опре­делять необходимую дистанцию бегства. (Впрочем, игнорирование лисицей своей исконной жертвы тоже говорит скорее о понимании ею невыигрышности момента, чем о дружелюбии.) Но ею робеет заяц и при явно агрессивном поведении хищников. От четверо­ногих врагов он спасается не только основным своим средством защиты - бегом, но и хитростью. От кры­латых же, по свидетельству многих натуралистов, на­блюдавших нападение хищной птицы на зайца, он, стараясь не дать вцепиться себе в спину, отбивал ата­ку сильными когтистыми задними ногами. Иногда встреченный таким образом филин или даже орел расплачивались распоротым брюхом. Очень впечат­ляющ случай, описанный профессором П.А. Мантейфелем: «Каждый раз, когда когти настигающего хищ­ника (ястреба-тетеревятника) готовы были вонзиться в шею жертвы, русак оборачивался и прыгал навстре­чу ястребу, нанося ему молниеносные удары острыми когтями передних лап. Было видно, как временами, тяжело дыша, сидел заяц, а против него - ястреб. Они отдыхали, чтобы сразиться снова». У застреленного этим наблюдателем ястреба оказалась сильно изранен­ная когтями зайца грудь. Также известны случаи са­моотверженных попыток зайчих защитить свой зата­ившийся выводок от обнаруживших его лисицы или собаки. По описаниям, мать в таких случаях, громко стуча ногами, носится вокруг «гнезда», делая резкие броски то в сторону врага, то от него, стараясь либо отпугнуть, либо увлечь за собой. При крайней опас­ности, например, преследуемый наседающей гончей, заяц решается искать защиты у человека. Конечно, таких случаев известно очень мало, но во всех них заяц бывал спасен.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

Наши партнеры: